Зеркало для души (побег в тюрьму)

Зеркало для души — психиатр, психолог, поэт, писатель, художник. Психиатр отражает душу, сбежавшую в тюрьму. В этой тюрьме душа заземляется — можно найти реальные физические и физиологические проявления психической деятельности. Можно указать место заключения (очень часто область мозга и конкретную нервную сеть) и особенности функций психики и, самое главное, — нащупать пути освобождения. Я в начале девяностых искал профиль больных язвенной болезнью желудка и нашёл его. При этой болезни вся психическая деятельность подчиняется законам, которые можно постигнуть, и проявляется жесткими корреляциями между психическими и физиологическими показателями. Движения души способны повреждать тело. Что может сопровождаться как страданиями, так и необъяснимой (пока, ниже мы постараемся обьяснить) эйфорией.

Как только пациент выздоравливал, тут же исчезали жесткие связи между психическим и соматическим. Такие представления можно, наверное, спроецировать на всего человека. И получается, что душа из-за каких-то проблем в более весомом мире помещается в тюрьму — тело человека. Главная задача, по всей видимости, чтобы трости надломленной не переломить, и льна курящегося не угасить, доколе не доставить суду победы, а не то что уязвлять своё тело. Но, описать эту историю под силу другим отражателям души — поэтам, писателям, художникам.

В то же время, психиатр может со  стопроцентной уверенностью сказать, что художник, поэт или писатель сбились с курса — пытаются изобразить психопатологию, для описания которой существует клинический метод. Или, как некоторые спецы, хотят обьяснить поэзию, художественное произведение научным методом. Существует, на счастье, пропасть между описанием субъективной реальности и объективизацией нашего опыта. Пропасть исчезает при попадании в психопатологию. Это неправильное решение проблемы соотношения психического и физического. Правильные решения те, которые достигаются своими жертвами, а не насилием над подаренным нам телом, функциями психики, отвечающими, например за восприятие реальности, восприятие идей и сущности объектов. Это действительно чудо, что один нейрон способен реагировать на зрительный, словесный, музыкальный образ. Он способен воспринять полностью концепцию героя (например, Люка Скайуокера). А мы вполне способны уничтожить нейроны, отвечающие за сложные концепции, и проблема соотношения исчезает, благодаря обращению к более низкому. Исчезает духовная составляющая, устремленность к более весомому миру.

Для аналогии можно привести такой пример — при использовании гемоглобина в тромбировании сосуда, мы упустим его возможность переносить кислород. Приблизительно так мы можем использовать сети и гиперсети мозга. Потребляя энергию разрушения нервных клеток для получения удовольствия или удовлетворения низших страстей. Полное разрушение и неспособность к высшей нервной деятельности приводит в конце концов к перманентной эйфории, чем заканчиваются многие страшные психические заболевания. И тогда пациент с умилением и восторгом говорит: «Доктор, как Вы хорошо сказали «Здравствуйте!». Знаете ли Вы, что японцы несколько лет тому назад смогли перекодировать сон в изображение на телевизоре. То есть, человек смотрит телевизор, а компьютер, считывая активность тех или иных нервных сетей, воспроизводит виденное испытуемым. Все, что снилось пациенту, также легко воспроизводиться современными методами.

Мы знаем, что есть рецепторы, состоящие из тысяч нервных клеток, реагирующих на образ Люка Скайуокера и Дженнифер Энистон (эти исследования недавно проводились на Западе, можно найти информацию в сети ). Интересно, что каждая клетка из этой сети реагирует на слово, фото, музыкальную тему этого образа. И мы только в начале пути. Важно понимать, что приносят эти сложные рецепторы: страдания или радость. Ведь рецепторы, реагирующие на Энистон, негативно отзывались по отношению к Бреду Питу. И вот, представьте, хотели бы Вы или Ваши близкие иметь сеть тех исполнителей, которые заставили меня писать эти статьи.

Не зря, в прошлом считалось, что беременную должны были окружать красивые вещи и картины. Люди интуитивно всегда понимали, что это важно: не иметь таких нервных сетей, в которых можно попасть в ловушку. Через такие рецепторы, смотря на мир, можно по принципу «у зла нет смысла, а значит дна» дойти до состояния вещи — абсолютно несвободного объекта. Это не значит не видеть зла или «жизни какая она есть», это значит быть начеку и стоять на правильной стороне, стараться уходить от искушений, бежать от них. Царь Давид попросил у Бога испытать его и после этого натворил дел, которых себе не простил до конца жизни. Нам надлежало бы держаться гиперсетей, которые все дальше и дальше от соматического, которое должно оставаться нетронутым, святыней, деятельность этих гиперсетей подчиняется законам более весомого мира. Сегодня они описываются сложными математическими методами или великими художниками, требуют постоянного труда по собственному совершенствованию.

Для наглядности приведу пример. В нашу клинику обратился пациент, в прошлом математик, закончил МГУ, но все его учителя и друзья говорили, что математика — это не его. Когда я его спросил, что может сравниться с удовольствием от приема наркотических препаратов, он ответил, что такой же блеск в глазах, такое же удовольствие он наблюдал у своих коллег математиков, когда они находили решение. Они с помощью известных техник продвигались вверх по сетям к более весомому, трансцендентному миру, где и было решение, ранее несуществующее в нашем мире. Контакт с этим миром приносит радость. Наркоманы стремятся туда попасть путём разрушения соматического, насилия над своим младшим братом — телом, путём смерти. И да, за смертью тоже потустороннее, трансцендентное, вечное. Наверное, есть в этом что-то притягательное. Но, мне бы хотелось дотянуться до этого мира как математик или художник.

Рейтинг: 5.0/5. Основано на 5 оценках.
Please wait...
Опубликовано в Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Cтатьи