Мир человека во время панической атаки

Больной Александр охвачен ужасом. Паническая атака возникла внезапно. Страх не дает возможности ясно различать предметы, не может отделить один от другого, не понимает их взаимоотношений и назначений, звуки сливаются в сплошной шум, в котором не выделяются отдельные источники звуков, никаких четких мыслей в сознании. Воля не способна сконцентрироваться в конкретное желание. В течении последнего часа связи предметов стали неразличимы, а те, что различимы, не выполняли ожидаемого: вода не лилась из крана, телефон не работал, двери стали открываться в другую сторону (как правило, достаточно трех нарушений взаимосвязи) — и тогда ни в чем нет смысла, ощущение ужаса переполняет сознание.
Мы так подробно описываем состояние панической атаки для близких, которые часто не видят проблемы у наших больных. И для того, чтобы продемонстрировать отсутствие эмоции возвышенного, отличающей больного от низших животных. Эта эмоция возвышеного дает возможность понимать взаимоотношения в мире и способность концентрировать волю. Для Александра такая утрата особенно трагична. Еще недавно окружающие предметы и люди соответствовали его идеальным ожиданиям, потребностям и представлениям, а действия достигали ясных целей и его переполняло чувство приятной гармонии.
Принцип, управляющий процессами адаптации, целенаправлен к удовлетворению творческой потребности. Как пишет Г.К.Честертон: «творческое отцовство такое же здоровое, как и обычное».
Чтобы помочь больному, надо с помощью препаратов добиться такого нейромедиаторного баланса, как в детстве, когда нам была доступна игра как получение смысла из ничего. Тогда человек ощущает свободу хотя бы в фантазиях и вспоминает о детской мечте (а мы видим, что реальность часто нас подводит и лишь мечта реальна). Эта детская мечта пусть неизвестна, но направленна к чему-то иному, чем просто спать, кушать, размножаться. Результат может быть непостоянным, преходящим, внезапным или совсем исчезающим под давлением ежедневной жизни в материальном мире. Но ощущение это настолько ценно, настолько важно для человека, что сохранение его является главной целью лечения.
Как спасти от разрушения, развить и сохранить дух творчества и иметь постоянную связь с возвышенным ощущением гармонии — забота врачей нашей клиники.
Наши первые пациенты спасались от панических атак переездом в село, отказываясь от предыдущей напряженной жизни, сохраняя при этом духовное начало. Но при этом уходила вторая составляющая призвания перфекциониста – совершенствование мира материального, сложного мира людей.
Причина болезни – конфликт сознательного и бессознательного, ведущий к разрыву, а не напряжению, способному родить новое решение, новое, индивидуальное поведение, доступное сознанию, все более и более соответствующие системе ценностей всего человечества.
На первом этапе лечения нужно вставить внутри слишком упорядоченной жизни больного время для творческого процесса. Для этого подходят, например, сонеты Шекспира, всегда рождающие новые смыслы или картины художника А.Животкова. Важна систематичность нового культа.
Появление эстетической эмоции закрепляется определенным ритуалом.
Новый культ приводит в равновесие процессы осознания желаний и процессов, отвечающих за поведение и ценности (нужно немалое напряжение, чтобы привести в сознание собственное поведение и его мотивы). Вторые, как правило, развиты слабее из-за раннего взросления, недостатка игры или, правильнее сказать, недостатка относительно притязаний таких больных. Они нуждаются в продлении периода детства, но только того, что бессмертно, когда мы искренне любили и доверяли безусловно. А не того, что нам демонстрирует паническая атака (испуганный ребенок в ужасе). Хотя вектор атаки правильный — в детство, но только это детство не имеет индивидуальности, а скорее детство млекопитающих.

No votes yet.
Please wait...
Опубликовано в Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Cтатьи