Некоторые аспекты по лечению панических атак

Наши статьи по лечению зависимости от наркотических веществ и алкоголя всегда заканчиваются лечением панических атак и депрессии. Если все предыдущие этапы лечения зависимости были правильно проведены наркологом, то этап депрессии обязан наступить. Депрессия — замедление психической деятельности. И она возникает в ответ на перевозбуждение в результате использования психотропных препаратов или стресса. Но какое перевозбуждение ведёт к паническим атакам — вопрос вопросов. Учитывая наши наблюдения за зависимыми и больными паническими атаками, мы можем сделать вывод, что перевозбуждение с явлениями деперсонализации обязательно приведёт к паническим атакам. С зависимыми процесс деперсонализации мы подробно разобрали в предыдущих статьях. Вкратце — вместо личности образуется функциональная система, обусловленная нейроадаптацией к наркотику или алкоголю. Эта функциональная система направлена на устранения раздражения, вызванного психотропными веществом. А само раздражение — это нарушенный баланс нейромедиаторов и гомеостаза как результат нейроадаптации. Употребляя наркотик, больной устраняет раздражение на короткое время, но, поскольку, само раздражение вызвано процессом нейроадаптации к наркотику, то болезнь и зависимость усугубляются. Для того, чтобы исцелиться, нужно подняться над процессом и увидеть этот патологический круговорот или, как мы писали, выйти из трамвая зависимости, несущегося к гибели. Подняться — значит дотянуться до сверхчувственного с помощью другого, используя лекарства для освобождения от симптомов зависимости, накапливая опыт преодоления интересов функциональных систем и ощущения дефицита, приобретающего витальный характер. И здесь мы можем провести параллель к паническим атакам. Такой стресс, где личность отсутствует, а пациента используют, или он занимается только устранением дефицита, который, как мы выше писали, приобрёл витальный характер, в конце концов приведёт к депрессии. Это могут быть отношения, где оба партнера используют друг друга для удовлетворения потребностей. Это могут быть даже благородные потребности. Например, во внимании, близости, уважении. Но они все таки деперсональны. Потребность, необходимость, дефицит, зависимость — суть одна. Вместо личности в реальности живёт функциональная система, которая требует все больше и больше внимания, безопасности, денег, вещества — и весь мир не способен насытить эту систему из-за процессов адаптации, то есть повышения порогов рецепторов. Персональность уходит на второй план. На первом плане функциональная система. Это похоже на оркестр, которым вместо личности — дирижёра руководить вдруг начинает барабан, инструмент, смысл которого звучать в отведённое ему время. Но даже самое длительное соло должно закончиться. Особенно это опасно, когда удовлетворение потребностей происходит автоматически. Люди даже не обсуждают, что они хотят друг от друга. Это унизительно, незаметно снижает самооценку и ведёт к депрессии. Когда мы писали за токсическую психику, мы также обращали внимание на опасность людей, которые не подозревая, ведут себя как наркоманы или, если учитывать сегодняшнюю тему, деперсональны, анонимны, просто функция. О них нечего сказать, у них нет истории, нет будущего. Их оценки «плохо» или «хорошо» не связаны с будущим, то есть как то, что ведёт к жизни или смерти, а удовлетворяет потребность или нет. Тогда хорошо становиться даже то, что ведёт к депрессии и гибели.

Рейтинг: 5.0/5. Основано на 1 оценке.
Please wait...
Опубликовано в Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Cтатьи