О запое

Для успешного вывода из запоя необходимо различать истинный запой и псевдозапой. Если человек в перерывах между запоями не употреблял спиртное, или в незначительных дозах и вдруг без видимых причин начинает пить (иногда правда отмечается снижение настроения перед запоем) – это истинный запой. Все окружающие не могут понять как такой хороший человек, семьянин, работник начал употреблять огромные дозы алкоголя, ведет себя несвойственно для ответственного человека, вступает в конфликты-и с неопреодолимым влечением к алкоголю ничего нельзя сделать. Прекращает такой больной пить также внезапно, как и начал. А если больной может остановиться из-за отсутствия денег, конфликтов – то есть под влиянием внешних причин и обстоятельств – то это псевдозапой. Но такое определение ни в коем случае не снижает опасность для здоровья. Ведь все патогенетические механизмы и состояния, характерные, для алкоголизма присутствуют. Тут есть и обсессивно-компульсивное влечение, и вегетативные нарушения, связанные с нарушением биохимического (метаболический ацидоз) и нейромедиаторного гомеостазов (преобладание центров, где преобладают медиаторы возбуждения над ГАМК (рецепторов гамма-аминомасляной кислоты).
При истинном запое мы используем такое определение как приступ многодневного пьянства не просто так. Это предполагает назначение карбамазепина и препаратов магния (в крови у больных отмечается гипомагниемия). То есть приравниваем такое состояние к состоянию транса из области судорожных расстройств. Не известно почему так, но противосудорожные средства прерывают запой. Родственники и больной, зная за собой такие приступы непреодолимого влечения к алкоголю должны немедленно вызвать врача на дом. И пусть были самостоятельные, внезапные выходы из запоя, каждый раз очень велик риск заполучить серьезные осложнения и умереть от интоксикации или острого панкреатита. Мало того, надо следить за внезапным снижением настроения, чтобы профилактически вызвать нарколога на дом. Близкие знают и другие предвестники истинного запоя – такие как внезапные необъяснимые поступки, предваряющие раскаяние. Больной становиться нежадным, пытается замкнуться, вдруг вспоминает о своих заслугах, говорит на философские темы (о бренности бытия). Признаки, так напоминающие уход из жизни. Ведь то, что затем происходит с человеком, так похоже на уход. Внезапное исчезновение принципов и человеческих качеств похоже на самоубийство, когда устраняется божественное начало в человеке. Все психические функции и способности поглощены алкогольным влечением. Задача врача с помощью лекарств достичь быстрой редукции психопатологических синдромов. Происходит быстрая эволюция алкогольного состояния, которое растворяется с помощью медикаментов и больного появляется сила, способная противостоять патологическому влечению. Эта сила заключается в цепи жестких процессов, направленных на утоление алкогольной жажды. При купировании разрыва нейромедиаторного цикла происходит освобождение от приступа многодневного пьянства за счет обретения обратной связи и осознании нелепости своего поведения. К слову сказать, родственники больных с истинным запоем имеют правильную психотерапевтическую установку: они столкнулись с катастрофой, на которую не в силах влиять-и призывают врача помощь. Видя резкое улучшение состояние близкого (особенно когда врач подробно рассказывает, что будет с состоянием больного через 10 минут, через час) обретают надежду на счастливый конец.
При псевдозапое, как мы выше указывали, личность в медицинском понимании сохранена. Но, имея опыт обрыва тысячи запоев, могу заявить, что такие больные требуют более серьезных усилий для прерывания запоя. Здесь надо учитывать фактор родственников, которые стали продолжением алкогольного мира больного и участвуют в удовлетворении алкогольной потребности. Для таких больных весь мир обязан их понимать и удовлетворять. Поскольку близкие используются как средство, они утончаются для больного и становятся мультиком. Даже, когда кто-то из них заболевает, пьяница не замечает чужих страданий. Больной не отвечает за других и за мир, в котором он живет, другие виновны во всем несмотря на то, что считает всех своей собственностью. Правда, есть одна эмоция-страх, что близкие восстанут, поэтому включается механизм самозащиты, смысл которого-объяснить, почему все должны слушаться больного. Я – отец, добытчик, начальник, колдун и тому подобное. Он обладает абсолютным знанием (чем в жизни обладает ребенок, экстрасенс, но не здоровый человек. Тот, наоборот, знает, что его знания очень малы, поэтому каждый день напрягается в учебе). Это знание боится будущего, а мысли, а как же его мир без него будет дальше, вызывают ужас.


Организация лечения

Вызов нарколога на дом необходим для оценки психического здоровья близких, созависимых. Болезнь находится не в самом больном, она образует мир, в котором ищут насильственный выход все нечеловеческие страсти. И в этом мире больной самый поддающийся лечению-его ситуацию можно разрешить, введя антидоты, и заблокировав недостойное поведение химическим препаратом. То есть, легче вычислить необходимое, то что подчинено законам, и против чего есть алгоритм действий, сворачивающий ситуацию. В случае с родственниками все сложнее, они испытывают беспомощность перед внезапно превратившимся в оборотня близким человеком, и в ступоре перед вопросом: как такое могло с нами случиться? Отсутствие ответов и на другие вопросы ситуацию демонизирует, она парализует родных больного или приводит родственников к цинизму и отчаянию. В любом случае, от близких больного мало что зависит, боль проходит по мере решения ситуации, а сами родственники могут принимать только витамины или глицин. Для родственников иногда бывает спасительным чудом, вселяющем уверенность, точные действия врача по сворачиванию звериного своеволия у зависимых.При вызове нарколога на дом уходит беспомощность, и в мире поселяется особенная составляющая-надежда.  Так, на дому у зависимой пациентки Насти возникло агрессивное поведение. Она заявляла, что ненавидит отца, и что врач сволочь. Отец в отчаянии уже собирался пристрелить больную, тянул за волосы (он был крутого нрава), ведь она отказывалась от лечения. Надежды на возвращение ребенка не было. Но после введения препарата, изменяющего поведение, больная вдруг через секунды заявила: «Папа я тебя люблю, и доктор правильный». Отец был в потрясении и обрел внезапно непреодолимую веру в успех. Надежда, вера и другие добродетели возникают при крушении сущности больного. Поэтому врачу, если нечего сказать или сделать, что разрешит ситуацию, не стоит появляться на дому. В случае же с употреблением алкоголя больными с паническими атаками (перфекционистами), которые вынужденны пополнять, как им кажется, необходимый уровень нейромедиаторов алкоголем), отсутствие эффекта от лечения полностью дезорганизует психику больного. А еще бесполезные стационарные лечения убивают в прямом смысле таких пациентов.При вызове нарколога на дом, в кошмаре зависимого мира больного, врач строит новый мир, основанный на воспоминаниях, порой делится своими, чтобы наладить необходимый контакт. Новый мир прочно связан с будущим, наполненным благодарностью за чудо жизни и возможности создать шедевр вместе с близкими людьми. Благодарность влечет ответственность и принятие обязательств в настоящем-правил, устанавливаемых врачом. Спокойствие врача – основа лечения и забота всех участников процесса. Ориентирование, например, на самочувствие больного, его комфорт или снижение тревожности близких не конструктивно. Ведь самое главное-это счастливое будущее без зависимости, системообразующим фактором которого может быть только врач, знающий путь и вылечивший сотни больных. Ответственность за каждый момент настоящего достигается принятием этических и эстетических ценностей участниками процесса лечения. Они здесь выступают как главные для выживания. Ведь во время болезни уходит сначала совесть, потом человека покидает разум, а человек отдается на растерзание собственным страстям. Приветствуется добровольное принятие дополнительных правил и ограничений, дисциплинирующих духовную жизнь, ведущих человека к истокам, где все правильно и возможно.

Смысл лечения  для родственников

Прежде чем приступить к медикаментозному лечению, нужно объяснить родственникам, как они должны себя вести. Они ничего не должны больному, утоляя его алкогольное влечение, они убивают его. Освободившись от созависимости, родственники обретают безусловную надежду в положительном результате лечения. Они не хуже других, чьи дети избавились от зависимости. Они должны осознать, что зло находится внутри их. При вызове нарколога на дом, наш врач должен провести медикаментозное лечение и близких, и больного. Больному, находящемуся в запое, врач должен вселить уверенность, понимая, что больной боится за свою жизнь. И чтобы там ни было, даже если не определяются серьезные нарушения во внутренних органах и системах, врач серьезно должен отнестись к страхам больного зная, что человек в запое может материализовать свои страхи и почти во всех смертельных исходах, а такие бывали (особенно в начале девяностых, когда считалось, что нужно лить много жидкостей в больного для снятия интоксикации у этих несчастных на вскрытии не обнаруживалось никаких несовместимых с жизнью повреждений просто остановилось сердце). А на самом деле при запое главное не интоксикация, а нарушение нейромедиаторного баланса, который при обильном вливании усугубляется.При вызове нарколога на дом все, все симптомы при выведении из запоя должны быть купированы. Здесь симулянтов не бывает. Ведь запой-это добровольное омертвение человека, который стал механизмом с известным печальным концом.

No votes yet.
Please wait...
Опубликовано в Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Cтатьи