«Переварить» ситуацию

Есть ситуации как трудно перевариваемая пища. Их невозможно проанализировать, осмыслить и отнести к известному и безопасному классу. Анализ ситуации — 100% аналог расщепления на первом этапе процесса пищеварения. Здесь могут возникнуть первые проблемы. Очень сложно разложить психотравму на составляющие. В любой ситуации имеется эмоциональная, понятийная, опытная и сверхчувственная составляющие. Эмоциональная составляющая — оценка способности ситуации удовлетворить потребности. Нарушение возникает, если имеется угроза удовлетворения главной, ставшей идеей-фикс потребности. Например, топот детей у соседей сверху несёт угрозу сну, который стал единственным утешением и прибежищем в этом мире. Все остальное мало радует, а чаще раздражает. Хочется как в детстве закрыть глаза и укрыться от сверхтребований мира. Именно из-за раздражительности и тревоги — симптомами нарушения эмоциональной переработки ситуации к нам чаще всего обращаются пациенты. Эмоциональная переработка ситуации самая быстрая, основанная на озарении, целостности, нарушается именно из-за утраты целостности восприятия. Восприятие, сознание и мышление относятся к когнитивному способу переработки ситуации. При нарушении этого вида переработки восприятие обострено на специфический раздражающий звук, сознание направлено на ожидание будущего события, которое вызовет панику или уголовно наказуемое действие, а мышление ускорено до маниакального возбуждения, где теряется связь с понятиями и категориями. Речь идёт о специфическом опьянении, когда человек забывает о себе и своих ценностях. Человека в этот момент не существует (мыслю — значит существую). Вместо него пустота, которая обретает сверхчувственный момент, а значит приводит в этот мир древние, агрессивные сущности (архетипы). Эти нарушения переработки ситуации придают обычной ситуации экзистенциальный характер. Для пациента простая ситуация становится пограничной, нерешаемой. Ее преодоление требует отказа от своей самости, которая собрана вокруг потребности скрыться от сверхнагрузок, требований мира. Действительно, требования сегодняшней жизни таковы, что преодолеть их может только сверхчеловек, а мы в большинстве такими не являемся.  Поэтому экзистенциальный метод психотерапии здесь мало подходит. Но, осознание потребности в желании скрыться от мира, блокирование наученного на определённый раздражитель восприятия, уменьшение момента (плеча) сознания, слишком устремлённого в ужасное будущее, возвращения непрерывности мышления благодаря ритуалам и восстановление связи ситуации с понятиями и категориями, которыми могла бы быть описана эта ситуация большинством людей, может помочь пациенту.

Начинать надо с последнего. Как эту ситуацию описали бы большинство людей? Увидели они бы здесь нарушение правил общежития, насилие, указание на его уязвимость и уязвимость его близких? Взгляд со стороны большинства — первый шаг. Нужно увидеть ритуал, институт, функциональную систему на языке психофизиологов, которые уполномочили пациента на такое реагирование. Это найболее длительный и трудно достижимый процесс, мы можем его заменить другими ритуалами, которые создадут непрерывность в деятельности всех функций психики и, в конце концов, вместо пустоты, заполненной агрессивным архетипом, образуется пространство свободы и оправдания. На третьем этапе необходимо перенаправить сознание от ожидания психотравмирующего события в сторону контроля над функциями сердечно-сосудистой системы и борьбы с инстинктивными реакциями, расширяя его. Ведь сознание возникло в результате контроля над инстинктивными проявлениями. Пресечение хоть одной составляющей инстинктивного проявления агрессии разрушает весь вызванный болезненным ритуалом злой архетип. И, наконец, восприятие, заточенное на топот детей, необходимо разрушить используя феномен сороконожки. Когда муравей спросил сороконожку: “как она знает какую ножку ставить первой, какую второй?” — она застыла и не смогла двигаться. Что делает пациента невменяемым? Где та кнопка, которая включает агрессию?  Если мы обратим внимание на детали процесса восприятия в психотравмирующей ситуации, проигрывая их в воображении, находясь вне ее, мы можем расширить восприятие, познаём, «переварим» ее. Каким образом мы ее видим, чувствуем, мыслим, слышим? При этом расширяя восприятие и выходя за свои собственные пределы, достигаем уровня отстраненности, отдаленности, позволяющей увидеть  целостность, создать модель  и уменьшить ее значимость, изменить отношение, иногда увидеть красоту. Задача — вызвать удивление, а может и восхищение, которое нельзя было заметить, растворяясь в ситуации.   То есть, наблюдая со стороны, можно увидеть все взаимоотношения и направить своё сознание на самую важную, скрытую за топотом детей, составляющую психотравмирующей ситуации. Тогда мы можем поменять значение психотравмирующей звуков. Все детали процесса прекрасно описаны в книге «Рефрейминг»  Джона Гриндера. Сейчас, когда я с высоты своего возраста смотрю на когда-то неприятные мне лица некоторых однокурсников, у меня нет раздражения, а есть приятная ностальгия. Эти люди меня не раздражают, ведь я уже преодолел свои злые архетипы. Это тоже способ выйти за пределы психотравмирующей ситуации — посмотреть на свои сегодняшние проблемы с высоты будущего, призывая воображение, что я в себе преодолеваю. Главное найти способ выхода за пределы. На первых порах поможет и медикаментозный.

Рейтинг: 2.0/5. Основано на 1 оценке.
Please wait...
Опубликовано в Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Cтатьи