Рефлекс свободы (часть 3)

В первой статье, посвящённой рефлексу свободы, мы привели образ, стремящегося на волю, оленя, который запутался рогами в ветвях. В этом образе все прекрасно. Рога — слава, заслуженная гордость человека, ветви — препятствие, тупик, связывающий, как считает человек, его достоинство, а олень — сознание кочевника, устремлённое к более зеленой траве (мы подробно останавливались на таком сознании в статье «Как возникает тень»).

Освобождение — прямое продолжение разрешения представленной ситуации несвободы. Можно, как предлагает К.Ясперс, избавиться от рогов, оставив позади свою самость, можно, как предлагает З.Фрейд и его последователи (в том числе и К.Юнг), распутывать ветви, а можно договориться с растением, как это сделала  рыбка клоун с актинией (актиния ловит всех рыб сама, а только рыба-клоун  живет рядом с ней, и таким образом защищается от хищников). То есть сознание кочевника , устремленное все время к более зеленой траве, должно воспылать любовью к какому-то определенному месту, которое может предложить ему защиту и сотрудничество,  делая его священным, местом, где разуму возможно, по убеждению И.Канта, создать «форму чувственно воспринимаемому миру, как совокупности разумных существ».

Одно из призваний человека привести все сотворенное в соответствие с пророчеством, в место «где Бог будет везде и во всем». Камни, ставшие собором вопят об этом. Собор, как и город будущего — результат труда, а энергией этого является трагедия человека как конечного существа, который может уступить силе, но ненавидит насилие и способный к жертве ради более весомого мира.

Такое отношение стало источником связи с духовным миром, благодаря непрекращающимся усилиями по перестройке самого себя (в том числе и рогов) по тем же законам, по которым живет мир свободы и окружающий мир. Таким образом, если олень и растение подчинятся более высоким, общим для всех законам, то наступит согласие.

Но, растение должно быть поражено трагедией оленя, увидеть в нем стремление противостоять насилию, которое общее для обоих, насилию конечного существования. В конце предыдущей статьи мы обещали указать на причину подавления рефлекса свободы. Причина — истерическое отрицание более весомого мира. У пациента, который вернул меня на родную кафедру, это отрицание появилось в результате встречи с неприязненными обитателями этого мира. Они всегда приходят первыми, если портал открывается с помощью психотропных препаратов, сомнительных ритуалов. Поэтому, такое удивительное отрицание глубины или высоты у пациентов даже в пословицах, которыми традиционно проверяют способность к абстрактному мышлению. И вот, человек, имеющий несколько высших образований не может сказать, что значит «на чужой роток не накинешь платок». Это сто процентное вытеснение высших уровней иерархии. Очень сложно не заметить, что существует подчинение одних законов высшим, поверхностных смыслов более абстрактным.

А это прямо указывает (особенно перфекционистам, людям, тревожащихся за будущее) на наличие более весомого мира, который их так когда-то напугал при случайном событии или в результате детской глупости, игры в колдунов или ведьм. Правильный портал находиться в художественной мастерской, где труд не прекращается, на кафедре, где я учился. Везде, где люди стремятся быть профессионалами. Потому, что совесть, постоянно терзающая, очищающая душу, способную вырастить настоящий портал, сегодня осталась только в профессии. Рефлекс свободы у сегодняшнего человека превратился в совокупность высокопрофессиональных навыков, способных превратить препятствие в творческий потенциал, способных генерировать из самого себя такие рога, что сама природа будет ими очарована, создаст достойную рамку и предоставит убежище.

Рейтинг: 4.0/5. Основано на 1 оценке.
Please wait...
Опубликовано в Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Cтатьи