Анатомия протеста 4

Какая идея лежит во втором уровне проявления протеста – отсутствие плана «полёта»? Почему сознание перемещается только в области инстинктов и эмоциональной сферы? И почему разум покидает больного?

Если мы утвердимся в идеи о несостоятельности больного создать виртуальный образ себя и своего будущего, то зависимость, да и любую психическую болезнь следует рассматривать как природный процесс, в котором могут быть и рецидивы и ремиссии. Но, опыт подсказывает, что решение «не быть» всецело зависит от пациента. Бывают, правда, случаи повреждения дарованного нам осознания, идейного и истинного отражения мира. Но, чаще речь идёт о функциональных барьерах между разумом и телом, которые можно убирать сначала с помощью медикаментов, а затем, благодаря небезразличному окружению, добиваясь интеграции с близкими, которая обязательно отразится на союзе когнитивной и эмоциональной сфер.

Есть и более экзотические способы. Подражая человеку, все слова, движения и действия которого подчинены прекрасному виртуальному образу, у которого ничего нет естественного (что естественно, то не безобразно – не наш принцип), можно пробудить разум. Таких людей мало. Тем, кому повезло общаться с отцом Александром из Катюжанки, сумевшему «плоть свою духу покорить», избавились от зависимости. Также, как неизбежен рецидив при общении с зависимым, так, и неизбежно освобождение от болезни при контакте с настоящим духовным человеком.

Чаще всего бывает, что разум уснул. Если уснул, то его пробуждение можно наблюдать при столкновении патологического влечения с трагедией самого родного человека. Я неоднократно наблюдал, как у больного резко проходила «тяга», когда мама или жена в разгар ссоры теряли сознание. Но, бывают случаи, когда даже смерть близкого не могут прервать крутое пике зависимости или депрессии. В любом случае разум возвращается вслед за совестью. А совесть приходит или после убийства старухи топором или после сдачи в ломбард черепашки своего сына. Для каждого своё дно, от которого можно оттолкнуться.

Таким образом, в основе отключения разума, лежит та же идея разделения мира в данном случае на духовное и материальное. Отрицание духовного мира, совести, морального закона связано с проступком, действием, после которого больной себя приговаривает к изоляции в мир телесных ощущений. Большинство пациентов до болезни презирали больных, поэтому и свой собственный суд такой суровый.