Как лечить страхи?

Больная Оксана, 35 лет, обосновывая свой страх перед метро говорила, что мысль о том, что 10 метров земли «давят», напрягая силы воображения, поразила ее и вызвала страх.

Больная Клара, 3о лет, боялась метро только в том случае, если не видела конца эскалатора. Отсутствие возможности определить рассудком расстояние заставляет напрягаться силу разума и это напряжение болезненно.

Как мы писали в статье «чего же боятся больные с паническими атаками», речь идет о возвышенном, которое вызывает паническую атаку. Так как ощущения возвышенного имеют фазу напряжения, а только через некоторое время удовольствия (оно может быть и негативным как, например, при восхищении штормом), то фаза напряжения, «лишения» затягивается – и следующая не наступает (нет разрешения). Происходит сбой и возникает паническая атака.

При анализе возвышенного можно выделить математическую и динамическую часть.  Чувство возвышенного нуждается в душевном стремлении в отличие от чувства прекрасного, которое сохраняет душу в состоянии спокойствия. Это стремление сопровождается напряжением, обусловленным перестройкой когнитивных механизмов, суждений для поиска цели данного представления, которое не связано с потребностями больного. У здорового человека такое движение объективно, целесообразно (оно нравится), а у больного вызывает страх, напряжение, тревогу. Представление формируется от правого (эмоционально-волевого) до левого (рассудочного) полушарий. У больных нарушено межполушарное воздействие. В случае с Оксаной правого полушария, а в случае с Кларой – левого (математическая составляющая).

О левополушарной составляющей.

Возвышенное – то, что абсолютно велико, то есть сверх всякого сравнения равно само себе. В этом случае представление столь велико, что невозможно о нем что-либо помыслить. Нет достаточной модели-концепции для переваривания представления. Процесс «переваривания» заключается в нахождении основания представления в виде его целесообразности. Если же явление болезненно, но целесообразно и необходимо (то есть приближает к тому, что должно быть), то суждение может его адекватно отнести к определенной модели-концепции, составляющей собственно познанное, а значит не страшное. Если же суждение парализовано вследствие частой подмены моральных установок, нет догмы, ограждающей сознание от провала небытия, то и модели концепции заряжены страхом, сбились в кучу, как дети, страшась возможности погибнуть в небытии, боясь изменится.

Таким образом, в первую очередь для лечения необходимо сформировать догму в правом и левом полушарии. То есть благую весть в восстановлении. Во вторую связать воображение (мысль сохранить смирением). В норме расширение воображения благо, а при болезни на первых порах необходимо смирение. Представление (метро) должно вызывать уважение, а не страх. Но у больных уважаемые родители и мужья были одновременно и источником страха, и дезорганизации. Это в случае Оксаны. В случае Клары, часто пользующейся рассудком, невозможность вместить проблему этим рассудком предполагает включение правого полушария, которое должно взять на себя ответственность за решение проблемы. Но этого включения правого полушария не происходит.