Миры больных с зависимостью

В доме зависимого больного всегда беспорядок. И даже если он попадает в нормальную, уютную квартиру – через полчаса все превращается в бардак.  Туфли, носки, чемоданы разбросаны так, что понимаешь: бесполезно даже пытаться уменьшить хаотичность.
Характерно настроение праздничной веселости. Имеется основательная установка «повисеть». Благодаря этому реальный мир (комната) кажется больному не только плоским, одномерным, но и далеким и бесцветным; это объясняет пренебрежительное отношение к месту жительства. Но в то же время приводит к быстрому рассеянному умопостижению того, что и кто находится вокруг больного. Его умозаключения не задерживает опыт, совесть, прошлые обещания. Он полностью погружен в настоящий момент. Таким образом защищается от проблем. Движения торопливы и беспокойны. Все поведение больного прерывистая линия, где усиленное до невозможности настоящее перемежается с периодами безвременья. Его мир податлив, многообразен, пестр, где безоблачность сменяется свирепостью. Любознательность и деятельность сводятся к пустой болтовне и игре.  Но в тоже время нарколог знает, что в этом мире есть особая упорядоченность, сообщающая врачу целостный смысл, идею, освещающую этот мир, высосанную из одного объяснения. Эта идея – надо получать удовольствие. Эта цель серьезна, требует напряжение всех психофизиологических функций, заостряет особенно сильные стороны для добычи денег, жертвуя при этом самым важным – здоровьем и своими органами. Все подчинено этой идеи, даже тело для больного – это лаборатория для получения удовольствия. Это целое понимается через «приход» – субъективно переживаемое состояние, затрагивающее течение всей психической жизни больного, возвращение к «истоку». Больному трудно даже представить, что сначала алкоголь лишает человека этой связи, а затем монополизирует кратковременное возвращение. Мы пишем «исток» в кавычках, потому что больной соединяется с пространством Роуза, потусторонним, но не с трансценденцией. Мы проводили множество сеансов для лечения зависимости и научились моделировать «приходы» почти всех психотропных препаратов с помощью погружения в определенные образы (методика вызванных символических проекций). А больные алкоголизмом даже угадывали марку водки. Мы можем определенно сказать, что «истоки» – психопатологические состояния, обусловленные изменением в сайтах нейронов. Похожесть с трансценденцией (нашим настоящим истоком) обусловлена только необычностью и витальностью (но здесь она не встреча с вечностью, а предстоящей гибелью). «Все, все, что гибелью грозит, для сердца смертного таит неизъяснимы наслажденья, бессмертья может быть зарок» (Пушкин А.С.). В мире зависимого больного таинство совершается в принесении жертвы (своего здоровья) ради смерти, а в нормальном мире человек жертвует всем ради жизни (бессмертия). Если больной достаточно долго будет находиться в измененном состоянии (в пространстве Роуза), то блаженство, размывание границ, беспорядочное смешение разнообразных вещей через 20 минут заканчивается ужасом. Больной чувствует бессмертие, уготованное ему алкоголем или наркотиками.