Исцеление

Многие пациенты да и врачи понимают зависимость и депрессию как болезни сродни дефекту как при кожных болезнях. Но, как правило, при психических расстройствах происходит разрушение и разложение связей, характеризующих личность, а не дефект. Хотя встречаются и опухоли, и размягчение мозга, но мы не занимаемся такими больными. Таким образом исцеление представляет собой не возмещение ущерба или удаление лишнего, а переход на уровень связей, характеризующихся способностью к переживанию действительного. Появление критики, способность осмыслить происходящее и надеяться на начало исцеления. Личность в определении К. Ясперса цель и источник исцеления. Все зависимости и депрессии – частные проявления деперсонализации и жизнь функциональной системы, заточенной на достижение конкретного результата. Этим результатом является изменения баланса в нейромедиаторах (адреналинов, серотонина и т.д.), обусловленные нарушенным гомеостазом, который в свою очередь нарушился в результате нейроадаптации к неприязненным веществам или ситуациям. Удивительно как ярко проявляется деперсонализация при психологическом обследовании. Разговоры о вечном, простое тестирование или прочтение специфической литературы вызывают у наших пациентов тревогу. Действительно существует страх перед критикой, светом, осознанием утраты истинного пути. Но у наших пациентов этот страх, вообщем необходимый для будущего, преобразуется в тревогу. Тревога – это беспричинные переживания, а страх – это страх чего конкретного. Страх тоже бывает неконструктивный, если он не связан со страхом утери человеческого, личности. Мы наблюдаем во всех случаях одно и тоже. Разрушение вертикальных связей заземляет, замыкает, зацикливается на стереотипных паттернах (для наших пациентов ещё и ещё раз напоминаем, что это не повреждение, а изменения русла, когда энергия от рецепторов внутренней и внешней среды не достигает океана разума и не возвращается в виде активизации архетипов, априорного, установок и идей, способных идти на встречу с миром, который тоже идея и тоже имеет один с нами источник). Вертикальные связи переводят на более высокий абстрактный уровень, путём отражения, рефлексии. Например, есть правый ботинок, добавляя его зеркальное отображение левый ботинок, мы получаем пару обуви. Пара обуви – это более абстрактное понятие по отношению к ботинку. У больных нарушен процесс отражения, саморефлексии с целью достижения целостности. Саморефлексия направлена на дальнейшее разрушение и дробления до уровня, когда невозможна личность. Например, вместо левого ботинка, мы добавляем обувь не того размера или валенок. Валенок или обувь не того размера – это образное выражение себя в прошлом или социальная роль. Для медикаментозного лечения такие ошибки чреваты смертельными осложнениями. Если в результате отравления опиатами мы не введём налоксон – антидот, а другой антидот (в нашем образе – валенок) больной погибнет. Или введём обезболивающее (обувь меньшего размера), то результат будет тоже трагический. А при психотерапии, если мы не установим, кто это там из прошлой жизни, что за неупокоенная ипостась появилась в результате тестирования, то рискуем получить приступ панической атаки – состояния, когда теряется целостное восприятие действительного. Задача врача отразить без всяких, обусловленных собственной самостью, чувств больного, стать зеркалом, в котором больной может увидеть свою личность, или хотя бы второй ботинок (это когда доктор рассказывает историю, находит воспоминание, строит конструкции, вызывает Мимолетное чувство слабости, сродни опьянению, говорящему, что переход совершён.